Подводная фото и видео охота в реках.

Если бы я до сих пор нырял с подводным ружьём или острогой в подмосковных реках, то читатель никогда не увидел бы этой страницы.

Да и как-то глупо стрелять рыбу, когда в реке её мало, а в магазине полным-полно жратвы, тем более что одних только сухопутных рыбаков нынче стало больше чем рыбы. Ну понятно, что рыбалка - хорошее увлечение и завязать с ним не хочется, но поймав щуку на самодельную блесну, я тут же аккуратно сняв, отпускаю её обратно (чего нельзя сказать о седых рыбаках советской закалки "каждый хвост на счету: хотя бы коту"); однако в случае с подводной охотой очевидна невозможность такого варианта сохранения популяции рыб. 

А что вообще остаётся у людей на память о рыбалке или об охоте? В самом памятном случае, несколько "хвостов" на фото в рамке - и больше эти" хвосты" вживую никто никогда не увидит, разве что услышит рассказ от том как жрали аж целую неделю того кабана, что на фото и слушатель рассказа додумает: "...и срали этим кабаном ещё неделю:-)".  Но нашёлся однажды человек, придумавший фотоохоту. Теперь существуют такие объективы и матрицы, что можно снимать свои фильмы, а не только делать качественные снимки при низкой освещённости. А появление видео охоты куда больше перевешивает это занятие против двустволки или карабина. Ну, разумеется, если кто-то в детстве не настрелялся по причине жития в спальном районе, то конечно ружьишко-равзлекайло ему мало чем заменить. Впрочем испытывая нулевой интерес к охоте и болотным сапогам до яиц, больше к сухопутной теме не вернусь...


А вернусь к подводной и обозначу одну ключевую тему. Сразу скажу, что самый большой кайф (и мастерство) в подводной охоте - это поймать рыбу руками и, почувствовав, что она борется за жизнь и очень-очень хочет жить - там же под водой отпустить её. Даже если это всего лишь плотва с ладонь, то внутреннего удовлетворения получаем гораздо больше, чем если например, грохнем из пневматики "язика на два-сто" и сунем его к себе в мешок загребастый. То самое состояние психики, когда охотнику-новичку жаждется набить рыбы ещё и ещё больше, а с каждым разом всё крупнее и крупнее, у русского человека вскоре вызывает потерю интереса вообще к пребыванию на природе, а не только к подводной охоте. Природа теряет свою сказочность-загадочность, охота становится скучным механистичным занятием по привычке - и это очень-очень страшно. Это явление потери интереса у русских - протест сущности человека против сиюминутных увлечений его ума и тела и если ситуация не меняется, то начинается депрессия, пьянка и далее алкаш, сдох. У подводного охотника к счастью потеря интереса останавливает падение в пропасть, поскольку это не понятие  работа, где многие за деньги вынуждены заниматься абсолютно неинтересными делами.
Дело в том, что сознанием обладает не только тело человека, но и река, например; а планета Земля - вовсе не дура, у неё тоже есть своё сознание. И когда наше тело и ум нарушают неписанные законы Природы, сущность человека взаимодействует с сознанием реки, например, и стремится ограничить в этих нарушениях свои "притупившиеся инструменты": ум и тело, ведь она первостепенна; один из мягких путей - потеря интереса; более жёсткий путь - депрессия или даже физические болезни, пьянка, смерть. К сожалению, встречаются дегенераты - особи даже генетически потерявшие связи и живущие только "умом и телом", но они как правило лишены интересов и если оказываются на природе, то редко, а смысл этого пребывания в лишь том, чтобы побухать, пожрать и оставить после себя кучу пустых бутылок и прочего городского мусора. Подобное оскотинивание "по трезвости весьма приличных и порядочных " людей элементарно катализируется водкой, поэтому как частный случай видится справедливой пословица "что у трезвого на уме, то у пьяного на языке".


В наше "время и место" перенаселённого Подъмосковья, даже казалось бы простая рыбалка ради небольшого ужина, с учётом количества рыбаков и подводных охотников, наносит страшный ущерб популяциям рыб и значит с точки зрения абсолютной совести-справедливости, эффект урона психике может оказаться сходным с теми, кто гоним жаждой излишне большого улова. У подводного охотника жадность может быть паталогически усилена снижением функции мозга из-за переохлаждения или перевозбуждения при гипервентиляции лёгких - типичных ошибок новичков. Если потерял способность задержать дыхание больше чем на 40 секуднд - срочно вали на сушу греться и отдыхать! Итак, у подводного охотника наметился ряд "врагов": необузданная жадность, переохлаждение с гипервентиляцией лёгких, акоголь в различных вариациях, прочие проявления малодушия (например, неспособность просто понаблюдать за крупной рыбой, а обязательно в неё выстрелить из ружья). А побороть их помогут чувство совести и справедливости, умение на чувственном уровне дорожить жизнью других существ (диких - полноценных), костёр для согрева между погружениями и "гвоздь программы" - подводная фотокамера с функцией съёмки видео - средство перерождения нездорового азарта в здоровое желание показать что происходит под водой своим знакомым, например.


Ещё несколько моментов, не очевидных даже ныряльщикам со стажем. Маска: её резина-окантовка должна быть непрозрачной иначе нам сильно будет мешать засветка глаз сверху. Глубина погружения: плавая большую часть времени поверху и дыша-плюя через трубку, мы оставляем себе очень мало шансов встретить днём крупную рыбу, а ведь в августе бывают нехилые сазаны с чешуёй-бронёй, да сомы на дне омута. Время и акуратность погружения: бывает так, что нырнул в корягу - и нет там ничего кроме "безбашенной" плотвы - вынырнул; но на самом деле бывает в неизвестном дальнем углу заныкался голавль - и чем лезть и "шарить по углам", стоит без движения ласт и тела подождать минутку на дне возле коряги, как вся эта публика начинает вылезать - шухер вроде как миновал, а плотва - даже жить своей обычной коряжно-травяной жизнью - вот это зрелище спокойно плавающих рыб, стоит умения зависнуть без движения и задержать дыхание хотя бы на минуту-полторы.


Что же дальше? Когда-то по юности лет 15 назад, нырнув с подводным ружьём в омут пожалел о том, что нет подводного фотоаппарата, а о том, что ружьё было слабо накачано ничуть не жалею, потому как сидя на дне омута не столько перезаряжал гарпун, сколько любовался суетливым "хороводом" стаи очень крупных рыб весьма архаичного вида с огромной непробиваемой чешуёй. Второй раз не стал стрелять. Позже узнал, что это были сазаны. В Чёрном море увидел стайку крупных серо-голубых рыб, нырял без ружья. Последние лет десять ружьё где-то лежит-пылится, а нырял только с маской и ластами. Недавно начал нырять с простой подводной цифровой фотокамерой. Мало того, что она не цепляется за траву и коряги, так ещё и другие могут посмотреть как обстоят дела под водой. Видео охота, надо заметить, оказалась куда более эффективной, чем фото охота: нет надобности в большой светосиле объектива - меньшее разрешение чем у фото подавляет-усредняет цветовой шум. Да и бывали случаи, когда ныряя ничего не увидел, а при просмотре видеоролика мелькнул слегка торчащий из-под травы хвост небольшой щуки. Интересно оказалось и то, что резкие движения рыб в воде происходят со звуками типа лёгкого хруста и более забавных.
Приведу в качестве примера некоторую "добычу": кадры из видеороликов со ссылками на соответствующие видеоролики (кодек H.264). Конечно же всё это наши подмосковные речные рыбы, которые не купятся на корку хлеба и очень осторожны, поэтому есть особый интерес в том, чтобы их найти, подкрасться и заснять, не спугнув раньше времени, что требует большего навыка, чем тупо пальнуть из пневматики гарпуном или ткнуть острогой. Я ни в коей мере не осуждаю новичков, которые охотятся на рыбу с ружьями, пропуская мелочь и беря на прицел только крупняк; но был бы очень рад если бы с опытом и стажем люди стали отказываться от ружей в пользу подводных фотокамер с функцией видео.

В заключение хотелось бы посоветовать читателю относиться к природе душевно, без маски "городского гостя" и она ответит тем же - проверено. Такое отношение к природе можно посчитать "перегибом", но побывав однажды на древнем славянском капище и услышав много чего интересного от человека, знающего более чем дозволенно обывателю, по-другому относиться не хочу.